Главная » СПОРТ » Спринтер Кристина Макаренко стала в России самой быстрой бегуньей XXI века

Спринтер Кристина Макаренко стала в России самой быстрой бегуньей XXI века

А шла в этот день, вернее – бежала, Кристина Макаренко в Чебоксарах по нарастающей: сначала показала лучший результат российского сезона в забеге – 11.19. В финале же уже обновила личный рекорд – 11.01 (+1.6 м/с). И эти секунды стали не только выполнением олимпийского норматива (11.07), но оказались еще и четвертым временем в истории нашего бега. Только три отечественные спортсменки выбегали на стометровке из 11 секунд. Последней это сделала олимпийская чемпионка, неоднократный призер Олимпийских игр, многократная чемпионка мира Ирина Привалова: в Лозанне-1994 звезда мировой легкой атлетики показала время 10,77.

И это теперь – цель Макаренко: говорит, из 11 секунд выбежать «очень хочется». Считает, что «теперь это возможно, время еще есть, надеюсь, получится».

…Судьба Кристины Макаренко – это путь нашей легкой атлетики под бесконечным баном. Можно ли прогрессировать только на внутренних стартах, выступая с одними и теми же соперницами рядом, причем обычно далеко отстающими? Правда, исключение было буквально в конце июня: стартуя на соревнованиях в Брянске не совсем здоровой, Кристина, и это было впервые за очень долгое время, проиграла коронную 100-метровку (11,59). Но то – все же случайность, потому что доказанная закономерность для спортсменки – быть первой.  

Сегодня ей 27 лет, но еще в 17 она на взрослом чемпионате России уже победила на стометровке. Когда-то – теперь уже кажется, что в прошлой жизни, хотя это и была прошлая жизнь нашей легкой атлетики, выступающей безо всяких ограничений, – Кристина (тогда Сивкова) начала выступать на международных стартах и даже завоевать бронзу чемпионата Европы-2014 в эстафете 4 по 100. Но уже в следующем году ВФЛА получила бан, как потом оказалось, с продолжением и на долгие годы.

Нашу легкую атлетику настигло отстранение с получением для избранных нейтрального статуса. В круг избранных Кристина разок все же вошла, еще в 2016 году. А на следующий год (и дальше) уже право на выступления не получила. Сама рассказывала, что проблема, как ей кажется, была в пробах из Московской лаборатории: проверяли все и за все годы.

Что искали, почему так долго – кто же скажет? Но нейтральный статус либо дан, либо нет, а вопросы бессмысленны. И вот уже после пропуска и Олимпийских игр в Токио, куда наши легкоатлеты имели право отправить только десять спортсменов, в феврале 2022 года допуск на международные соревнования, который спортсменка ждала шесть лет, был получен. Но тут же уже весь спорт России накрыли рекомендации Томаса Баха по отстранению российских спортсменов. 

А Себастьян Коу, главный в мировой легкой атлетике функционер, так и вовсе отличился: вопреки последовавшим далее установкам МОК о допуске наших спортсменов с выполнением строгих критериев, решил россиян даже в нейтральном статусе никуда не пускать. Безо всяких исключений. Международная ассоциация легкоатлетических федераций так и сделала. А комиссии МОК даже и рассматривать список кандидатов не пришлось.

Личный рекорд Кристины Макаренок – не сенсация на мировой дорожке. Два с лишним десятка спортсменок могут похвастаться в этом сезоне более быстрыми секундами. Но не будем задаваться и еще одним болезненным вопросом: что бы могла Макаренко показать, споря все эти годы своего спортивного расцвета на дорожках с зарубежными бегуньями? Это вопрос из актуальной серии: могла бы Мария Ласицкене, а не украинка Ярослава Магучих, установить мировой рекорд, что держался 37 лет? (Ярослава Магучих только что опрокинула этот вечный рекорд прыжков в высоту Стефки Костадиновой на этапе «Бриллиантовой лиги» в Париже. Теперь рекорд, который штурмовали олимпийские чемпионки Анна Чичерова и Мария Ласицкене, равен 2,10 метра.)

Задаваться этим вопросом не будем (хотя очень временами хочется), потому что, увы, что есть – то есть. Но и в условиях длительного отстранения находится место для саморазвития и прогресса. Кристина Макаренко его находит.

Лидер женской сборной России по спринтерскому бегу не могла выступить на Олимпийских играх в Токио, не выступит и в Париже. Отвечая на вопрос, думает ли она, что когда-то все же ей представится шанс выступить на Олимпиаде, Кристина говорит: «Нет, я не забиваю этим голову». По крайней мере, на людях говорит так. Хотя, даже если это искренне, понять-то можно: а сколько человек в силах надеяться на изменения?

Наверное, пока чувствует, что может сделать свою работу еще лучше. Хотя в соперничестве с секундами – даже нет, с их стремительными составляющими – легкого пути быть не может. Сама Кристина в прошлом году, когда ей неоднократно удавалось улучшить личное время, рассказывала, что борьба именно за сотые – это очень тяжело. И каждая доля секунды имеет большую ценность. А в условиях отсутствия международных стартов – особенную. И, если результат, например, около 11,70 или ниже, то улучшить его легко, потому что есть «инструменты», чтобы сделать это за короткий срок. Но бег на уровне 11,20 или 11,15 – уже работа над мельчайшими деталями, человеку с «улицы» они не известны и уж тем более не видны.

А вот установление личных рекордов, считает чемпионка, – это норма, если человек тренируется, настраивается на результат и знает, как использовать свои ресурсы. Если без рекордов, то нет никакого смысла тренироваться вообще, топтание на месте. Кристина всегда говорит, что для нее главное – показать результат. И до тех пор, пока не покажет максимум, на который готова, карьеру не завершит.

На Кубке России в Чебоксарах Макаренко победила с результатом 11,01 секунды. И это время на 0,09 оказалось лучше ее лучших личных секунд. Говорит, совпало в этот день все сразу: и настрой, погода, ветер, дорожка и даже тот самый проигрыш в Брянске, который «немного меня, так скажем, взбодрил и заставил задуматься о том, что надо бежать быстрее». И, выходя на старт, она чувствовала, что все будет отлично. И, хотя о личном рекорде и не думалось, это радость. А то, что пробежала быстрее олимпийского норматива, «доказала себе, что могу», радость вдвойне. От этого результата и ощущения «могу» она теперь и будет отталкиваться. И заглядывать в будущее. А, как говорит Макаренко, «кто, кроме нас самих, будет искать что-то новое?».  

Источник

Оставить комментарий